Friday, Oct. 20, 2017

Трубный бизнес семьи Сафиных пошел по рукам

Written By:

|

01.04.2017

|

Posted In:

Николай Егоров получил контрольный пакет Загорского трубного завода за помощь в обеспечении финансирования от Сбербанка

Недавно отраслевое издание опубликовало интервью с генеральным директором АО «Загорский трубный завод» Денисом Сафиным, приуроченное к первой годовщине с момента начала работы нового предприятия, специализирующегося на производстве труб большого диаметра (ТБД) и изоляции. Неожиданно громко прозвучало сообщение о том, что компания получила влиятельного покровителя в лице нового акционера – Николая Егорова (однокурсника президента Путина), который лично договорился с Германом Грефом о предоставлении ЗТЗ финансовой поддержки. А вот итоги деятельности предприятия в 2016 году не впечатлили: увеличение кредитной нагрузки с 4,1 до 5,1 млрд рублей, иски к входящему с ЗТЗ в один холдинг Изоляционному трубному заводу (ИТЗ) с требованиями о признании банкротом да десяток контрактов в среднем по 3-5 тыс. тонн труб каждый. Но самое главное – у ЗТЗ нет перспектив. И дело не только в том, что спрос на ТБД второй год подряд падает. Господин Егоров пытается войти на высококонкурентный трубный рынок, где правила игры в рамках сотрудничества с Газпромом негласно устанавливают братья Ротенберги.

Расчетливые покровители

История о том, как подающий надежды семейный бизнес раздали новым акционерам взамен на покровительство, началась в 2014 году, когда владелец Изоляционного трубного завода Галялхак Сафин вместе с сыном Денисом запустил проект по строительству нового производства труб большого диаметра. У семьи Сафиных были амбициозные планы: ворваться на рынок ТБД и занять свою нишу, обеспечив предприятие крупными заказами. Ожидало выхода нового завода на полную мощность и руководство Московской области, надеясь на пополнение регионального бюджета и создание новых рабочих мест.

Для запуска крупного предприятия мало заручиться поддержкой областной администрации. Нужно обеспечить финансирование проекта, заблаговременно найти рынки сбыта и договориться об объемах поставок продукции для пула основных заказчиков, уладить юридические вопросы. На первом этапе Сафиным показалось, что все складывается благополучно – они нашли «нужных людей», пообещавших помочь в решении насущных вопросов.

В частности, на губернатора Подмосковья Андрея Воробьева владельцы ИТЗ и ЗТЗ вышли через земляка Сафина-старшего, бывшего депутата Государственной Думы Рафаэля Гималова, который получил за свои услуги 10% акций ЗТЗ. Когда Загорский трубный завод построили за рекордные 16 месяцев, на церемонию его торжественного открытия в апреле 2016 года в Сергиев-Посадский район губернатор Московской области приехал лично, что должно было засвидетельствовать поддержку со стороны региональной власти.

Сафины объединили ИТЗ и ЗТЗ в единый комплекс по производству труб большого диаметра проектной мощностью до 500 тысяч тонн в год. Основную ставку предполагалось сделать на компании нефтегазового сектора, хотя ЗТЗ активно поставляет трубы для нужд ЖКХ. Основными поставщиками широкого листа для ЗТЗ стали иностранные компании: Алчевский металлургический комбинат (Луганская область, территория ЛНР) и южнокорейская POSCO, сотрудничество с которыми несет в себе явные риски. В первом случае – по политическим соображениям, во втором – по экономическим, поскольку нестабильность рубля при условии валютного контракта между партнерами может сильно влиять на стоимость конечной продукции ЗТЗ.

Из 10 млрд рублей, инвестированных в строительство завода, 5,1 млрд было предоставлено Сбербанком, а 4,9 млрд вложили сами Сафины из собственных средств, заработанных на восстановлении труб, бывших в употреблении. Основную роль в получении кредитов от Сбербанка сыграл Николай Егоров, хорошо знакомый с главой банка Германом Грефом и пользующийся его благосклонностью. Сегодня бывший однокурсник Владимира Путина по юридическому факультету ЛГУ Егоров возглавляет питерский офис адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». В деловых кругах он известен в первую очередь не как руководитель юридической компании, профессор или доктор юридических наук, а как человек с широкими связями, вплоть до первых лиц РФ, что позволяет ему помогать клиентам Сбербанка, оказавшимся в сложных ситуациях, за соответствующую плату. Свои лоббистские усилия в случае с АО «Загорский трубный завод» г-н Егоров оценил в 25% + 1 акцию. Другой пример обмена подобной помощи на участие в акционерный капитале – Антипинский НПЗ Дмитрия Мазурова: по данным ЕГРЮЛ, с 2008 года юрист владел 20% материнской компании НПЗ ООО «Газтранссервис», а с января 2016 года аналогичный пакет в НПЗ у Mine Project Corporation (Сейшелы).

Заработали на старых трубах

Бизнес по переработке и восстановлению бывших в употреблении труб очень прибыльный, поскольку б/у труба стоит в 2-3 раза дешевле новой продукции. И эту разницу в цене кладут себе в карман успешные коммерсанты, которые поставляют «восстановленную» трубу заказчику под видом новой, причем часто по поддельным сертификатам. На самом деле термин «восстановление труб» является лукавством, поскольку бывшей в употреблении трубе невозможно придать те качества, которыми обладают новые трубы, сколько ее не восстанавливай. По факту «реставраторы» просто придают б/у трубе товарный вид, благо в земле невидно, в каком она состоянии.

Масштабы этого «серого» бизнеса можно проиллюстрировать на примере одного скандала вокруг строительства нефтебазы и линейного нефтепровода в Усть-Луге, в котором был замешан Изоляционный трубный завод. Как установило следствие, руководители компании «Промышленные технологии», взявшие подряд на поставку новых труб для нефтебазы и нефтепровода, на самом деле скупили по всей России изношенные трубы, которые затем «восстановили» на ИТЗ, чтобы поставить заказчику под видом новых. По оценке следствия, у компаний-заказчиков было похищено более 330 млн рублей, а общий ущерб для предприятий в результате поставки на объекты в Усть-Луге б/у труб вместо новых превысил 4,5 млрд рублей. В итоге руководители ООО «Промышленные технологии» получили реальные сроки и штрафы. Следствие по данному делу ведется следственным отделом Управления ФСБ по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области и по сей день, розыск причастных лиц продолжается.

Несчастливый год

В своем интервью генеральный директор ЗТЗ Денис Сафин козыряет громкими названиями крупных потребителей труб большого диаметра: «Роснефть», НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ, «СГМ-Мост» и др. Но при этом умалчивает о скромных объемах поставок в адрес этих компаний в 2016 году, которые в основном не превышали 5 тыс. тонн ТБД. Отсутствие крупных контрактов и, соответственно, рынка сбыта является основной проблемой трубных заводов Сафиных. Она усугубляется снижением спроса на ТБД на ближайшую перспективу и отсутствием аттестации продукции ЗТЗ для использования в новых трубопроводах «Газпрома». К тому же на закупки для ремонта приходится около 30% в структуре закупок труб, и «Газпром» уже провел тендеры, по итогам которых в 2017 году закупит 144 тыс. тонн труб — около половины ежегодной потребности для ремонта.

На фоне этого предприятие пересмотрело планы по выпуску продукции на 2017 год, сократив его объем в три раза: до 100 тыс. тонн ТБД. Примечательно, что в 2016 году Сафины планировали произвести 200 тыс. тонн труб, но реальную цифру они так и не решились озвучить. Причины понятны – по разным оценкам, объемы производства в 2016 году на Загорском трубном заводе составили 30-40 тыс. тонн.

В итоге ЗТЗ столкнулся с трудностями с платежами по своим кредитным обязательствам из-за нехватки оборотных средств. Дело в том, что первые два года Сафины выплачивали только проценты по кредиту Сбербанка. И делали это в том числе за счет субсидии из федерального бюджета, одобренной в 2015 году Минпромторгом РФ именно на эти цели. Но в 2016 году подошел срок платежей по телу кредита Сбербанка в размере 4,1 млрд рублей, и ЗТЗ сразу же обратился за реструктуризацией, которую ему одобрили в конце 2016 года. Сбербанк изменил график погашения задолженности, при этом общий срок кредитования остался прежним – октябрь 2024 года. При этом в результате проведенной реструктуризации долга основные выплаты перенесены с 2017 на 2018 год.

Следом за ЗТЗ оказался неспособным своевременно выполнять свои кредитные обязательства Изоляционный трубный завод, где генеральным директором является отец Дениса Сафина — Галялхак. Спасая семейное предприятие, Денис Сафин перевел долг ИТЗ на Загорский трубный завод, а для погашения задолженности взял в Сбербанке кредит в размере 1 миллиарда рублей. По условиям кредитного договора, ЗТЗ должен погасить кредит в течение 2018 года полностью. Кроме того, договор содержит и довольно жесткие требования, например, заключить до 1 июля 2017 года контракты с контрагентами на сумму 5 миллиардов рублей.

«Завод работает, поставки идут, с листом проблем нет, и даже при загрузке в 100 тыс. тонн трубы в год эти деньги вернем»,— отмечал ранее Денис Сафин. Эксперты, в свою очередь, скептически оценивают перспективы возврата кредитов в сложившихся условиях: при загрузке мощностей ЗТЗ в объеме 100 тыс тонн, даже если руководство компании попробует соптимизировать свои затраты за счет частичной неоплаты налогов, зарплаты и не соблюдения графика кредитных платежей, такой проект вряд ли окупится.

Новую кредитную линию в размере 1 млрд рублей для спасения ИТЗ Сафиным помог открыть все тот же Николай Егоров, в очередной раз заручившись твердым словом главы Сбербанка. Однако в данном случае г-н Егоров пролоббировал очень спорное решение, так как уступка кредита от ИТЗ к ЗТЗ грозит Сбербанку серьезными проблемами, не считая репутационных потерь. У Загорского трубного завода на сегодняшний день практически нет крупных заказчиков. Принимая решение о реструктуризации, сотрудники Сбербанка должны были учесть, что в 2017 году рынок ТБД еще больше сузится, а значит ЗТЗ не получит новые заказы и не сможет обслуживать кредит.

Кроме того, Изоляционный трубный завод сегодня находится на грани банкротства. В ближайшее время ожидается рассмотрение ряда исков, в том числе ООО «ТД Полипластик», ПАО «Челябинский трубопрокатный завод» и ООО «Дау Изолан» о признании ИТЗ несостоятельным. В качестве основного аргумента истцы предъявляют факт неоплаты Изоляционным трубным заводом поставленной в его адрес продукции. На данный момент ИТЗ предъявлены иски на общую сумму более 320 миллионов рублей. А как следует из кредитного договора со Сбербанком, если поручителям Загорского трубного завода предъявлены иски об уплате денежной суммы, совокупный размер которых превышает 300 млн рублей, ЗТЗ обязан погасить кредит в размере 1 млрд рублей полностью. И как указано в тот же документе, Изоляционный трубный завод является поручителем ЗТЗ.

В том же несчастливом для Сафиных 2016 году Минпром отказал Загорскому трубному заводу в получении очередных субсидий в общей сумме 350 млн рублей на компенсацию процентов по кредиту из-за несоблюдения сроков реализации инвестиционного проекта, то есть собственно производства по выпуску труб большого диаметра, а также нарушения пунктов договора о субсидировании.

Долгожданная, но не спасительная аттестация Газпрома

С момента пуска производства руководство Загорского трубного завода предпринимало активные попытки получить сертификацию Газпрома, крупнейшего потребителя ТБД. В феврале 2016 года первая опытная партия труб ЗТЗ не прошла проверку в ВНИИГАЗ. Вторую партию продукции специалисты «Газпрома» приняли, но целым с рядом оговорок. Наличие вопросов к качеству подмосковных ТБД подтвердили и выводы ведущей отраслевой организации – ЦНИИчермет им. И.П. Бардина, который не рекомендовал к использованию в магистральных газопроводах трубы, выпускаемые на ЗТЗ.

Однако у Николая Егорова оказались поистине безграничные лоббистские возможности: на днях спецкомиссия Газпрома утвердила технические условия для ТБД производства ЗТЗ для магистральных и промысловых газопроводов на два года, до марта 2019 года. Аттестация распространяется только на поставки для ремонтно-эксплуатационных нужд.

Вместе с тем, эксперты прогнозируют значительные риски сотрудничества «Газпрома» с подмосковным предприятием, указывая на отсутствие опыта работы ЗТЗ по ряду направлений. Это и взаимодействие с поставщиками широкого листа по требованиям «Газпрома», и обслуживание газопроводов повышенной категории сложности, и работа на рынках, где гарантийный срок эксплуатации трубы составляет более 30 лет.

Не менее существенной проблемой для Сафиных, Николая Егорова и развития Загорского трубного завода в целом может стать другое обстоятельство. Они могут столкнуться с противодействием со стороны влиятельных ветеранов трубного рынка, которые явны не рады новому участнику. Дело в том, что правила игры на рынке ТБД для Газпрома продолжают негласно устанавливать Аркадий и Борис Ротенберги, которые официально вышли из трубного бизнеса, сосредоточившись на строительстве газопроводов и других инфраструктурных объектов, и объявив в 2014 году о ликвидации ООО «Северный европейский трубный проект». Именно эта компания почти десять лет осваивала львиную долю бюджетов на поставку труб для газовой монополии. Но по факту Ротенберги сохранили свое влияние на трубном рынке через подконтрольную им компанию «Трубные инвестиционные технологии» Ивана Шабалова, доля участия которой в общем объеме закупок ТБД для Газпрома превышает треть.

Когда бизнес идет на дно

В результате сейчас перед Сафиными стоят уже другие задачи – не амбициозный выход на рынок ТБД с крупными контрактами, а проблема выживания и спасения своего трубного бизнеса. Как на Загорском трубном, так и на Изоляционном заводе сложилась катастрофическая ситуация, близкая к социальному взрыву. Кредитная нагрузка растет, оборотных средств не хватает, возможности по обслуживанию кредитных обязательств снижаются, предприятия находятся в состоянии фактического простоя, зарплаты не выплачивают по несколько месяцев. Бывшие и нынешние работники обоих заводов массово жалуются на тяжелые условия труда, отсутствие медицинского обслуживания. Что интересно, Сафины укомплектовали штат своего холдинга в основном за счет выходцев с украинского Харцызского трубного завода, а не жителями Подмосковья, чтобы оптимизировать затраты на фонд оплаты труда. Ради экономии владельцы компаний даже закрыли глаза на тот факт, что у многих работников квалификация не дотягивает до нужного уровня.

Семейный бизнес Сафиных в силу различных объективных и субъективных причин явно угасает, и им в надежде на спасение ничего не остается делать, как только раздавать доли в акционерном капитале своим покровителям. И, надо сказать, что в лице Николая Егорова, убедившего Германа Грефа поддержать молодое предприятие, Сафины получили мощный лоббистский ресурс, что обеспечило благосклонность главы Сбербанка и ряда топ-менеджеров газовой монополии.

Share This Article

Related News

Как Рцхиладзе и Рамишвили Трампа на башню развели
Андрей Биржин сушит сухари, Глоракс Девелопмент обвинили в наглом обмане дольщиков
К Албину идет Счетная палата?

About Author

numberedit

Leave A Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *