Wednesday, Jul. 26, 2017

Жизнь после краха: что творится с осколками империи Мусина?

Written By:

|

23.03.2017

|

Posted In:

В распоряжении СМИ оказалась отчетность «Новой нефтехимии» — «кубышки» банкира с активами на 18 млрд., к сожалению, дутыми

3b874a03e036c40c387b4b65f0a3f903-1

Пока следствие ищет активы бывшего главы ТФБ Роберта Мусина, его юристы активно прячут концы в воду, банкротя компании, так или иначе связанные с экс-банкиром. «БИЗНЕС Online» проанализировал лишь видимую часть айсберга, заодно натолкнувшись на любопытные сделки: по-видимому, для Татфондбанка продать своему учредителю валюты на 5,6 млрд. рублей, а затем выкупить обратно за 6,8 млрд. рублей было обычным делом.

«Кроме долгов и банкротящихся предприятий, у меня ничего нет»

На днях глава управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по РТ Ильдар Сафиуллин заявил о том, что следственными органами уже составлен предварительный список принадлежащих Роберту Мусину активов. «Перечень имущества сегодня определен и установлен, это большое количество… Земельные участки, и дома, и машины. Мы дополнительно проводим мероприятия по установлению иного имущества, в том числе и за территорией Российской Федерации», — ответил он на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online».

Сам Мусин в эксклюзивном интервью «БИЗНЕС Online» незадолго до своего ареста заявлял, что у него нет «и 10 миллионов, и 5 миллионов, и миллиона долларов, никаких замков». «Кроме долгов и банкротящихся предприятий, у меня ничего нет… Ни одного рубля не выведено ни в какие офшоры для того, чтобы сбежать и где-то там красиво жить…» — говорил он.

Напомним, 3 марта ЦБ РФ принял решение об отзыве лицензии у Татфондбанка. В тот же день председателю правления банка Мусину было предъявлено обвинение по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное в особо крупном размере»). Его обвинили в незаконном привлечении кредита Банка России в размере 3,1 млрд. рублей и последующем хищении денежных средств путем подмены залогов на менее ликвидные.

Вопрос о величине активов Мусина очень интересует вкладчиков Татфондбанка, ИнтехБанка, а также клиентов «ТФБ Финанс», которые понесли в результате крушения финансовой империи значительные потери. Удастся ли с помощью активов экс-банкира покрыть хотя бы часть убытков? Оставим следствию вопрос о том, сколько наличности зашито у бывшего банкира в матрасе, и попробуем посмотреть, что происходит с теми активами, которые числятся за ним официально.

Вопрос о величине активов Мусина очень интересует вкладчиков Татфондбанка, ИнтехБанка, а также клиентов «ТФБ Финанс». Фото: «БИЗНЕС Online»

Как «Новая нефтехимия» с Татфондбанком валютой торговала

Центр империи Мусина — ООО «Новая нефтехимия». На конец прошлого года этому юрлицу принадлежало 17,36% ПАО «Татфондбанк» (до начала проблем доля компании оценивалась в 2,919 млрд. рублей), 100% «Тимер Банка», 3,9% ОАО «Ипотечное агентство РТ» и 9,89% Татагропромбанка (ТАПБ). В феврале 2017 года доля «Новой нефтехимии» в ТАПБ увеличилась до 50,3% за счет обмена субординированного депозита компании в размере более 300 млн. рублей на долю в уставном капитале. Это помогло банку восстановить норматив достаточности капитала и избежать отзыва лицензии. По сути, сейчас Татагропромбанк наряду с нижегородским Радиотехбанком остается этаким островом Святой Елены для Наполеона, проигравшего Ватерлоо, — других банков, где за Мусиным и его людьми сохранялся бы не только формальный, но и операционный контроль, у него нет.

Теперь «Новая нефтехимия» фигурирует и в обвинениях, предъявленных Мусину. Рамиль Сафин, который на прошлой неделе стал фигурантом дела, был назначен на должность гендиректора фирмы 11 мая 2016 года, а уже 9 февраля 2017 года на этом посту его сменил бывший директор ООО «Роял Тайм», а ныне руководитель АО «Сувар эстейт» Айрат Тумакаев — доверенное лицо ключевого бенефициара холдинга «Сувар» Евгения Королькова.

Суть перемен в руководстве «Новой нефтехимии» еще до конца не ясна, по крайней мере, это не привело к видимым изменениям среди собственников компании. Согласно сайту раскрытия информации «Контур.Фокус», участниками ООО «Новая нефтехимия» значатся кипрская компания «Панмир Сервисез Лимитед» (владеет 72,1% долей, единственный собственник — ООО «Аида-Р», принадлежащее Мусину). Отметим, что данные о собственнике доступны только по отчетности банков и могли устареть — в последний раз они раскрывались Татфондбанком 26 января. Еще 17,9% долей «Новой нефтехимии» владеет ООО «Траверз Компани» (принадлежит партнеру Мусина, бывшему директору ООО «Новая Электроника» Владимиру Соловьеву). 9,9% принадлежит ООО «Газовик» (единственный участник ПАО «Татфондбанк», компания владеет большими участками земли в Пестречинском районе, переданными в управление «ТФБ Капитал»). Еще 0,1% долей «Новой нефтехимии» напрямую владеет «Аида-Р», которая также является акционером ИнтехБанка (4% акций).

Согласно пока нигде не опубликованному предварительному бухгалтерскому балансу за 2016 год, оказавшемуся в распоряжении «БИЗНЕС Online», финансовые вложения оценивались в 12,7 млрд. рублей (годом ранее — 6,3 млрд. рублей), зато оборотные средства компании за год снизились почти вдвое — с 9,3 млрд. рублей в конце 2015 года до 5,05 млрд. рублей в конце 2016 года — за счет снижения дебиторской задолженности с 3,3 до 1,07 млрд. рублей и вложений в ценные бумаги — с 5,9 до 3,9 млрд. рублей. Таким образом, активы компании за год выросли с 15,6 до 18,2 млрд. рублей.

В феврале 2017 года доля «Новой нефтехимии» в ТАПБ увеличилась до 50,3% за счет обмена субординированного депозита компании в размере более 300 млн. рублей на долю в уставном капитале. Фото: tatbank.ru

Впрочем, желающих поживиться за счет активов «Новой нефтехимии» ждет разочарование — большинство средств, отраженных в отчетности, по всей видимости, дутые: они размещены в виде переоцененных в несколько раз земельных участков, а также в ценных бумагах близких к Мусину компаний — ОАО «ДОМО», ОАО «Обувная фабрика «Спартак», ОАО «Артуг», реальная стоимость которых стремительно приближается сейчас к нулю.

Капитал «Новой нефтехимии» в 2016 году практически не изменился — 9,5 млрд. рублей (уставной капитал — 4,35 млрд. рублей, добавочный капитал — 3,3 млрд. рублей, нераспределенная прибыль — 1,8 млрд. рублей). Выглядит солидно. Но так ли это на самом деле? Приведем такой пример: в феврале 2015 года уставной капитал «Новой нефтехимии» был увеличен на 430,7 млн. рублей за счет внесения ООО «Газовик» вклада в размере 3,1 млрд. рублей путем передачи 31 тыс. паев ЗПИФ «ТФБ — Рентный инвестиционный фонд». В результате размер доли ООО «Газовик» составил 9,9%. Разница между номинальной стоимостью доли (430,7 млн. рублей) и рыночной стоимостью паев (3,1 млрд. рублей) в сумме 2,6 млрд. рублей была отражена в составе добавочного капитала компании, а вскоре размер этой доли вырос до 3,3 млрд. рублей за счет переноса суммы переоценки внеоборотных активов в размере 662,3 млн. рублей в состав добавочного капитала по рекомендации аудитора ООО «Интерком-Аудит-Казань».

Любопытно, что в феврале 2016 года рабочая группа инспекторов ЦБ РФ потребовала у ООО «Газовик» раскрыть источник приобретения 31 тыс. паев ЗПИФ «ТФБ — Рентный инвестиционный фонд», однако компания отказалась предоставлять эти данные на основании того, что «не располагает информацией об источниках ценных бумаг, полученных через своих контрагентов по сделкам».

Интересно, что основные средства «Новой нефтехимии», то есть та часть имущества, которая задействована в основной деятельности, составляют 442,1 млн. рублей, хотя годом ранее это было всего 1,3 млн. рублей. Тут важно заметить, что в мае прошлого года фирма сменила адрес регистрации, переехав из офиса по ул. Меридианной, 2, арендуемого у ООО «Ак Барс Девелопмент», в бизнес-центр на ул. Баумана, 9а — по соседству с гостиницей «Казань», в реставрацию которой группа Мусина вложила порядка 1 млрд. рублей.

В структуре дебиторской задолженности «Новой нефтехимии» 67,4% (880 млн. рублей) приходилось на «Аида-Р», 18,8% (245,8 млн. рублей) — на ООО «Ипотека траст» (бывшая «ТФБ Ипотека», с 9 марта находится в процессе ликвидации), 10,5% (134,2 млн. рублей) — на ООО «Автопаркинг» (принадлежит новому гендиректору «Новой нефтехимии» Айрату Тумакаеву, гендиректору «Сувар Эстейт»).

На конец прошлого года «Новой нефтехимии» принадлежало 17,36% ПАО «Татфондбанк» (до начала проблем доля компании оценивалась в 2,919 млрд. рублей). Фото: «БИЗНЕС Online»

Задолженность «Аида-Р» возникла в результате продажи в ноябре 2014 года акций АО «Лидер» с отсрочкой платежа до 27.11.2016. Задолженность «Ипотека Траст» возникла по договору уступки права требования к ООО «Проспер Инвест» (один из учредителей «Ак Барс Страхование», сейчас ликвидировано) с отсрочкой платежа, а также по договору купли-продажи векселей «ТФБ Инвестмент» и «Полюс С» (близкие к Мусину) со сроком погашения 31.03.2017.

«Несопоставимость фактических финансовых показателей деятельности ООО „Аида-Р“ с объемами обязательств перед „Новой нефтехимией“, а также отсутствие выручки и наличие убытков у компаний „Ипотека Траст“ и „Автопаркинг“, совершение заемщиком сделок купли-продажи ценных бумаг с данными дебиторами с отсрочкой платежа на длительный срок свидетельствуют об отсутствии у покупателей генерируемой выручки для выполнения обязательств, вследствие чего дебиторская задолженность данных контрагентов в размере 1,2 миллиарда рублей может быть признана скрытыми потерями, что составляет 30,5 процента от чистых активов заемщика», — говорится в заключении ревизоров ЦБ РФ, которые проверяли компанию в феврале 2016 года.

По результатам 2016 года у компании заметно выросли заемные средства — с 3,8 до 7,5 млрд. рублей, но при этом кредиторская задолженность упала с 2,29 до 1,14 млрд. рублей. Выручка компании в 2016 году составила 4,75 млрд. рублей (годом ранее — 5,4 млрд. рублей). Еще 3,1 млрд. рублей принесли «прочие доходы», которые, впрочем, по сравнению с предыдущим периодом уменьшились на 2,2 млрд. рублей.

Нужно заметить, что доходы мусинская компания получала иногда весьма изобретательно. Например, в июле 2015 года между «Новой нефтехимией» и ТФБ было заключено пять форвардных контрактов на общую сумму $105 млн. (5,68 млрд. рублей) и 4 аналогичных контракта на продажу валюты (общая стоимость контрактов — 6,89 млрд. рублей). Это привело к получению «Новой нефтехимии» дохода в сумме 1,21 млрд. рублей. Банк, соответственно, этой разницы лишился, причем, глядя со стороны, можно сказать, что все чисто — трейдеры неудачно сыграли на валюте.

Однако в итоге «Новая нефтехимия» в 2016 году еле-еле выползла из убытка, заработав скромные 16,2 млн. рублей чистой прибыли (годом ранее — 440,4 млн. рублей).

70% компании «МР Девелопмент», которая должна была управлять недвижимостью, принадлежащей участникам холдинга, владеет Мусин, а оставшимися 30% — его давний партнер и владелец «Артуг-финанс» Ильдус Мингазетдинов. Фото: «БИЗНЕС Online»

Из ТФБ в МР

Кроме «Новой нефтехимии» Мусину также принадлежит еще несколько интересных активов — осколков большой финансовой империи, в заглавии которых после переименования в конце прошлого года присутствуют буквы МР (вероятно, это расшифровывается как Мусин Роберт — прим. ред.). Это ООО «МР Холдинг» (бывшее «ТФБ Холдинг») уставной капитал которого — 500 тыс. рублей — полностью оплачен Мусиным. Примечательно, что с 9 февраля 2017 года Роберт Ренатович вернулся на пост директора этой компании, выводя из-под удара бывшего начальника УФСКН России по РТ, бывшего замруководителя УФСБ по РТ Ильгиза Минуллина. Отец руководителя АИР РТ Талии Минуллиной в ноябре 2015 года возглавил службу безопасности Татфондбанка, а с марта 2016 года руководил одной из ключевых компаний Мусина.

Напомним, что в 2013 году Мусин неожиданно заявил о своем уходе с поста предправления ТФБ и возглавил ООО «ТФБ Холдинг», которое должно было стать центром управления обширной тогда бизнес-империи Мусина, в которую кроме ТФБ входили торговые сети DOMO, «Белый ветер», Primorosso и обувной фабрики «Спартак». Однако в марте 2016 года Мусин вынужден был перевести уже шатающийся тогда Татфондбанк под свое прямое управление. Примечательно, что взятый под стражу зампредправления ТФБ Рамиль Насыров до 2016 года работал директором по внутреннему аудиту «ТФБ Холдинга».

По данным на конец 2015 года (более поздних сведений нет), балансовая стоимость компании составила скромные 158,1 млн. рублей, выручка — 192,5 млн. рублей, чистая прибыль — 764 тыс. рублей. После того как провалился план создания холдинга, компания «ТФБ Холдинг» жила в основном за счет услуг, оказываемых структурам, близким к Мусину. Так, за составление ежеквартальных отчетов в 2016 году «Тимер Банк» заплатил «ТФБ Холдинг» 7,5 млн. рублей. По нашим сведениям, аналогичные услуги «ТФБ Холдинг» оказывал и ИнтехБанку.

Только за два месяца — ноябрь и декабрь 2015 года — «Тимер Банк» заплатил компании «МР Аналитика» 15 млн. рублей за работу, которая входила в круг служебных обязанностей сотрудников банка. Фото: «БИЗНЕС Online»

Еще один осколок империи — ООО «МР Девелопмент» (бывшее «ТФБ Девелопмент»). Компания должна была управлять недвижимостью, принадлежащей участникам холдинга. По данным на конец 2015 года, ее баланс составлял 12,5 млн. рублей. 70% компании принадлежит Мусину, оставшиеся 30% — его старому партнеру и владельцу «Артуг-финанс» Ильдусу Мингазетдинову.

Занимающееся оптовой торговлей ООО «Старый приятель» — еще один совместный актив Мусина со своими давними партнерами. Уставной капитал компании — 1,01 млн. рублей. 30% принадлежит Мусину, а 70% — Айдару Давлетгараеву (акционер АО «Земельная корпорация «Лидер», бывший учредитель и директор «Автопаркинг», а также ООО «АБ1», которое перекрестно владеет коллекторским агентством ООО «Служба взыскания редут» (бывшее «ТФБ-Займъ»).

Разработкой стратегии для всего холдинга должно было заниматься ООО «ТФБ Стратегия» (уставной капитал — 500 тыс. рублей, единственный владелец — Мусин). 9 февраля Роберт Ренатович возглавил и эту компанию, заменив на посту гендиректора Ильгиза Миннулина. По данным на конец 2015 года, баланс компании составлял 7,4 млн. рублей, выручка — 8 млн. рублей, чистая прибыль — 2 млн. рублей.

В эту же плеяду можно включить ООО «МР Аналитика» (бывшая «ТФБ Аналитика»): уставной капитал — 100 тыс. рублей, единственный владелец и директор — Мусин. Выручка компании за 2015 год — 73,5 млн. рублей, чистая прибыль — 1,1 млн. рублей. Компания жила в основном за счет договоров предоставления аналитической отчетности с банками, входящими в группу ТФБ. Так, только за два месяца — ноябрь и декабрь 2015 года — «Тимер Банк» заплатил компании 15 млн. рублей за работу, которая входила в круг служебных обязанностей сотрудников банка. «Возникает высокая вероятность претензий налоговых органов в части использования услуг организации „ТФБ Аналитика“ в целях налоговой экономии», — говорится в акте проверки службы внутреннего аудита «Тимер Банка». Видимо, это только вершина айсберга.

Подобными сомнительными схемами «дойки» банков занимался и младший партнер Мусина Марат Загидуллин, который возглавлял ТФБ во время добровольной ссылки Роберта Ренатовича в 2013 — 2016 годах. Фото: sovbank.ru

Идеальный бизнес

Кстати, подобными сравнительно честными схемами «дойки» банков, вероятно, занимался и менеджер Мусина Марат Загидуллин, который возглавлял Татфондбанк во время добровольной ссылки Роберта Ренатовича в 2013 — 2016 годах, а позднее был отправлен на должность председателя совета директоров банка «Советский». По данным источников «БИЗНЕС Online», только за 2016 год «Тимер Банк» заплатил 84,9 млн. рублей принадлежащей Загидуллину (с декабря 2016 года ее номинальным владельцем значится Ренат Валетов) компании «М энд Р Консалтинг групп». В обязанности сотрудников фирмы входило проведение юридической экспертизы перспектив досудебного или судебного решения споров, а также представление интереса банка в судах (в том числе по известным делам компаний «Свей», «Маг-строй», «Реселлер» и «Новатор-71»). Причем почти 99% этой суммы сразу перекочевало привлеченным по отдельным агентским договорам юристам, выступающим в качестве ИП. Отметим, что через службу собственного аудита «Тимер Банка» эти договоры не проходили.

По мнению опрошенных «БИЗНЕС Online» участников рынка юридических услуг, прокаченные через «М энд Р Консалтинг групп» за год суммы несоизмеримы с объемом оказанных услуг — годовой контракт на юридические консультации и представление интересов клиента в судах для крупной компании редко превышает 10 — 15 млн. рублей. Конечно, у санируемого банка судов больше, но почему бы на них не ходить штатным юристам?

Еще один весьма любопытный актив — зарегистрированное в 2013 году ООО «ТФБ Старт» (деятельность в области права). Уставной капитал компании составляет 500 тыс. рублей, 80% компании принадлежит самому Мусину, 15% — его доверенному лицу Ренату Долотину, бывшему директору департамента по правовым вопросам и работе с активами Татфондбанка, в начале 2016 года назначенному председателем правления питерского банка «Советский», санировать который было поручено ТФБ. Выручка «ТФБ Старт» за 2015 год составила 67,1 млн. рублей, при этом чистая прибыль — 61,5 млн. рублей. По всей видимости, Мусин с Долотиным открыли рецепт идеального бизнеса, но почему-то не захотели делиться им с окружающими, инициировав 29 декабря 2016 года процесс ликвидации фирмы.

Уставной капитал ООО «ТФБ Старт» составляет 500 тыс. рублей, 80% компании принадлежит самому Мусину, 15% — его доверенному лицу Ренату Долотину, бывшему директору департамента по правовым вопросам и работе с активами ТФБ. Фото: banki.ru

Токсичные активы

Сразу же после краха ТФБ Мусин инициировал процесс управляемого банкротства бизнес-активов, которые традиционно связывают с его именем. 23 декабря в Арбитражный суд РТ поступили заявления о ликвидации ООО «Бытовая электроника» (на 100% принадлежит ГК DOMO занимается развитием торговой сети бытовой техники и электроники) и обувной фабрики «Спартак». 26 декабря от ООО «Глобал консалтинг» (бенефициар — Мусин) поступил иск о признании «Бытовой техники» банкротом. Отметим, что эти две компании наряду с ХК «Золотой колос» во многом и стали теми якорями, которые утянули на дно империю Мусина. Компании кредитовались, потом перекредитовывались, чтобы погасить проценты по прошлым долгам, в результате дыра в балансе разрасталась все больше и больше. Так игрок в казино вместо того, чтобы зафиксировать проигрыш, постоянно увеличивает ставки в надежде отыграться. Сам Мусин в своем последнем интервью «БИЗНЕС Online» признавал, что многолетняя попытка спасти ГК DOMO и «Спартак» была его ошибочным решением.

Напомним, что по результатам плановой проверки ЦБ РФ летом 2016 года предписал ТФБ увеличить свои резервы на 23,5 млрд. рублей, так как счел, что банк слишком оптимистично оценил свои вложения в ценные бумаги, представленные акциями ЗАО «ТФБ-актив» и АО «Земельная корпорация «Лидер», облигациями ООО «ДОМО», ООО «ТД „Спартак-Казань“», ООО «ТФК „Союз“». При оценке земельных участков, составлявших 95% активов ПИФ „ТФБ рентный“, их стоимость, по мнению регулятора, была завышена в 2,5–3 раза. Именно после той проверки и решения о доначислении резервов на астрономическую сумму фактически и начался терминальный этап гибели Татфондбанка.

ГК DOMO и обувная фабрика «Спартак» наряду с ХК «Золотой колос» во многом и стали теми якорями, которые утянули на дно империю Мусина. Фото: «БИЗНЕС Online»

Земельный банк Мусина и Егорова

ОАО «Земельная корпорация „Лидер“» — еще один весьма любопытный актив, который был создан в 2005 году для управления огромным земельным банком ХК «Золотой колос». Конечными бенефициантами корпорации, по всей видимости, являются «Ак Барс Холдинг» и Мусин. По крайней мере, в 2013 году Роберт Ренатович был акционером компании и в этом качестве даже проводил атаку на своего бывшего партнера по ХК «Золотой колос», бывшего депутата Госдумы РФ Рината Губайдуллина. Впрочем, в совете директоров компании сейчас большинство членов представляют холдинг «Ак Барс».

Размах владений корпорации поражают воображение: по состоянию на 31.12.2015 в ее собственности находятся земельные участки общей площадью 122 344,23 га, в том числе земли сельскохозяйственного назначения площадью 112 338 га, что составляет 2,54% от всех земель сельскохозяйственного назначения в Республике Татарстан. Для понимания масштаба заметим, что у группы ASG, которой владеет Алексей Семин, имеется «всего лишь» 25 тыс. га земли. То есть «Лидер» в четыре раза перекрывал владения известного лендлорда, который, кстати, тоже стоял у истоков Татфондбанка.

Уставной капитал корпорации на конец 2015 года составлял 2,66 млрд. рублей, чистые активы оценивались в 3,72 млрд. рублей. Залоговая стоимость земельных участков, переданных в залог, составляла 8,5 млрд. рублей. Ранее корпорация владела 9,93% акций ТФБ, однако в июле 2015 года продала 5,137% акций банка ОАО «Казанский МЭЗ» (100-процентная «дочка» «Нэфис Косметикс»), а позже совсем вышла из состава акционеров ТФБ.

По данным на конец 2015 года, 8,8% уставного капитала корпорации владел Рафаэль Багаутдинов (совладелец входящего в «Ак Барс Холдинг» «Татсельхозпродукта»), 16,19% — Фирая Мухаметянова (владелец ООО «ХК «Ак Барс — Недвижимость»), 16,19% — Елена Янова (директор и совладелец АНО «СТК «Тимерхан», совладелец «Татсельхозпродукта»), 6,34% — ЗАО ХК «Золотой колос», 8,44% — ООО «Автопаркинг», 27,46% — ООО «Ленд-инвест» (Рафаэль Багаутдинов, Фирая Мухаметзянова и Елена Янова), 16,54% — Татфондбанк. С 12 марта 2015 года директором компании является Азат Закиров (директор ООО «Управление активами „Капитал“» и экс-председатель Палаты имущественных и земельных отношений Пестречинского муниципального района РТ).

3 июня 2015 года был зарегистрирован выпуск допэмиссии акций «Лидера» на сумму 1,252 млрд. рублей, который был оплачен земельными участками. По всей видимости, вся эта допэмиссия пошла на поддержку ИнтехБанка — в июле 2015 году корпорация разместила в нем четыре субординированных депозита на общую сумму 1,252 млрд. рублей сроком на 10 лет.

Пока что «Лидер» «чист» в плане банкротства — заявлений на него, по крайней мере на данный момент, нет. Но есть и некие тревожные признаки — перестал функционировать сайт компании.

Металлотрейдинговой компании «Метаслав» уже долгое время автономно развивался под контролем УК «Бугорос», принадлежащей доверенному топ-менеджеру Мусина Рустему Галиакберову

Рустем Галиакберов задраил свой отсек?

Стоит отметить еще один крупный осколок империи Мусина, который уже долгое время автономно развивался под контролем УК «Бугорос», принадлежащей доверенному топ-менеджеру Мусина Рустему Галиакберову (бывший исполнительный директор ОАО «DOMO»). Речь идет о металлотрейдинговой компании «Метаслав», в которую вошли казанское ОАО «Татметалл» и челнинское ОАО «Камснаб», а также ОАО «Казанский завод медицинской аппаратуры» и челнинское ОАО «Галантерея-ткани».

Напомним, что в конце 2012 года Галиакберов сменил своего шефа в учредителях ООО «Бугорос», уставной капитал которого составляет 2,1 млн. рублей. С июня 2015 года гендиректором компании стал сын Рустема Галиакберова, Айрат.

В феврале 2017 года УК «Бугорос» («дочка» ООО «Бугорос») начала процедуру ликвидации, «Метаслав» перешел под управление УК «Окун», 100-процентным владельцем которой является Фарида Аитова. Отметим, что ранее она была гендиректором ООО «Рю Руаяль» (70% принадлежало «Сувар-Инвест», 30% — Джемалу Инашвили). В 2010 году компания прекратила существование.

По всей видимости, речь идет об отсечении последних нитей, формально связывающих этот осколок империи Мусина от уходящего под воду ТФБ, и Рустем Галиакберов продолжил контролировать свои активы. По крайней мере, директором УК «Окун» назначен Евгений Абрамов — директор ООО «Бугорос аренда ПА плюс» (принадлежит Рустему Галиакберову) и «Метаслав розница» (принадлежит Рустему Галиакберову и Искандеру Зиганшину). При этом Галиакберов продолжает оставаться гендиректором в ОАО «Татметалл» и «Камснаб», а его сын Айрат с марта 2017 года возглавил КЗМА. Галиакберову-старшему также принадлежит ООО «Маршал», владеющее бизнес-центром на Чуйкова.

С самого начала юристы Мусина использовали изощренные методы скрытия бенефициаров, применяли запутанные схемы перекрестного владения. Фото: «БИЗНЕС Online»

Ребус для следователей

Мы рассмотрели только несколько компаний, связь которых с Мусиным прослеживается наиболее отчетливо. Но надо отметить, что это далеко не полный перечень. С самого начала юристы Мусина использовали изощренные методы скрытия бенефициаров, применяли запутанные схемы перекрестного владения. Кроме того, трудно вычленить, где заканчиваются активы Мусина, а где начинаются активы, принадлежащие его партнерам по бизнесу. В качестве примера можем привести компанию «Аида и Д» (уставной капитал — 376,6 млн. рублей). В 2013 году Татфондбанк раскрывал, что дочь Мусина Аида Ильясова владеет более 20% «Аиды и Д». Сейчас, согласно базе данных «Контур.Фокус», владельцами компании значатся некие ООО «Практика Аудита» (находится в ликвидации с 26.12.2016), ООО «Интент» (принадлежит Аделю Губайдуллину, гендиректору АО «Ак Барс Основа» (на 100% принадлежит МЗИО РТ) и одному из совладельцев «Селены-синтез» — акционера ТФБ), ООО «Призма» (30 декабря 2016 года из состава учредителей компании вышел Игорь Волостнов — учредитель ООО «Свитиль» (входящего в состав учредителей ИнтехБанка и ТФБ) и ТД «Адонис»), а также Elevani Enterprises Limited (Кипр), которая в октябре 2010 года упоминалась как 50-процентный учредитель ООО «Солнечный город». Вот и поди разберись, кто тут главный.

Основным активом компании «Аида и Д» в последнее время была УК ООО «Концерн Белый ветер» (владела торговой сетью «Белый ветер Цифровой»), ликвидированная по решению Арбитражного суда 13 января 2017 года. В начале марта наступила очередь самой «Аида и Д» — по иску «Тимер Банка» она была признана банкротом, в отношении нее открыто конкурсное производство. Согласно судебным документам, в июне 2015 года компания взяла кредит в размере 55 млн. рублей под 18% годовых, который должен был быть погашен 31 августа 2016 года. Однако этого не произошло, сейчас банк вошел в реестр кредиторов с требованиями в 71 млн. рублей (увеличение за счет набежавших процентов).

И так по многим другим компаниям. По всей видимости, следствию предстоит долгая и увлекательная работа по распутыванию всего клубка и возврату на «базу» проданного и переписанного на «своих» имущества.

Share This Article

Related News

Андрей Биржин сушит сухари, Глоракс Девелопмент обвинили в наглом обмане дольщиков
К Албину идет Счетная палата?
Сергей Николаевич Горьков или как пилят в Роснано и Внешэкономбанке

About Author

numberedit

Leave A Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *