Friday, Oct. 20, 2017

Над Сечиным коллективно глумится РБК

Written By:

|

14.05.2017

|

Posted In:

Над Сечиным коллективно глумится РБК

Глава «Роснефти» вновь напал на свободу слова

Журналисты Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло стали ответчиками по иску «Роснефти» к агентству РБК. Со ссылкой на источники в правительстве они утверждали: условие приватизации нефтяной корпорации – покупатель не должен заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». Статья была опубликована в апреле, тогда же «Роснефть» обратилась в суд. В сентябре компания потребовала выплатить ей рекордную компенсацию в 3,18 млрд рублей. Суд столь наглую претензию не удовлетворил. У «Роснефти», в свою очередь, есть свои аргументы. Суд при вынесении решения по иску «Роснефти» к РБК нарушил нормы права, считает нефтяная компания: установил, что журналисты распространили недостоверные сведения и нанесли ущерб ее деловой репутации, но отказался назначить компенсацию ущерба. Позиция «Роснефти» изложена в ее кассационной жалобе на решение Арбитражного суда Москвы. Решение суда порождает «вседозволенность и безнаказанность СМИ», указано в жалобе, сам РБК и его журналисты не воспринимают решение как доказательство собственной неправоты и «глумятся» над принятым судебным актом. Представитель РБК подтвердил подлинность документа, представитель «Роснефти» делать это отказался.

РБК не должен выплачивать компенсацию «Роснефти», но спорную статью все же придется удалить и опубликовать опровержение, решил апелляционный суд

Поводом для иска «Роснефти» стала статья в РБК «Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP» (Игорь Сечин – главный исполнительный директор «Роснефти») Сумма компенсации должна быть высокой, чтобы исключить дальнейшие нарушения, иначе после проигрыша ответчики продолжают публиковать информацию, порочащую репутацию, настаивал представитель «Роснефти» Денис Рогов в суде.

Супериск

Ответчиками по иску помимо самого РБК стали авторы статьи Тимофей Дзядко, Людмила Подобедова и Максим Товкайло. Со ссылкой на источники в правительстве они утверждали: условие приватизации «Роснефти» – покупатель не должен заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,75% «Роснефти». Статья была опубликована в апреле, тогда же «Роснефть» обратилась в суд. В сентябре компания потребовала выплатить ей рекордную компенсацию в 3,18 млрд рублей.

Суд первой инстанции занял сторону «Роснефти», но снизил сумму компенсации до 390 тыс рублей. Следующая инстанция подтвердила, что журналисты не доказали изложенные в статье сведения, редакция должна удалить их с сайта РБК и опубликовать опровержение, но компенсацию отменила. В начале мая «Роснефть» подала кассационную жалобу на это решение.

Сама обязанность опровергнуть сведения по большому счету не волнует журналистов, что свидетельствует о продолжающемся нарушении права на деловую репутацию, пишет «Роснефть», но конкретных примеров в жалобе не приводит. Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев назвал глумлением пост Дзядко в Facebook от 1 марта и его фотографию с Подобедовой после апелляции, где Дзядко делает неприличный жест – показывает средний палец – и пишет: «Непобедимых нет, даже в нашей стране, Игорь Иванович! Смиритесь с этим и оставьте нас в покое!» Фотография доказывает, что журналисты РБК и «Роснефть» поняли решение суда абсолютно одинаково, констатирует Леонтьев: «Суд освободил журналистов от всякой ответственности, его решение – прямой стимул к распространению порочащих вымыслов, поощрение безнаказанности».

Описанную фотографию действительно можно найти в Facebook, но опубликована она не Дзядко, а одним из его друзей и отдельно от поста самого журналиста.

Представитель РБК заявил, что решение суда выполнено, юристы РБК изучают жалобу «Роснефти». Товкайло также указывает, что журналисты и РБК выполнили решение суда: «Удивляет этот переход от формального рассмотрения иска к эмоциям, чтению Facebook, трактовке чьих-то постов». Ни о каком глумлении над судом и его вердиктом речи нет, подчеркивает Товкайло. Дзядко от комментариев отказался. Адвокат Алексей Мельников, представляющий интересы Дзядко и Подобедовой, говорит, что в законодательстве разделены понятия ущерба репутации и компенсации: «Утверждения адвокатов «Роснефти», что одно автоматически влечет за собой другое, очень вольные». Публикация опровержения уже очень строгое наказание для РБК и журналистов, уверен он: «Фактически они расписались перед читателями, что сообщили неправду». Поведение сторон после решения суда не может быть основанием для его пересмотра, считает Мельников: «Суд не требовал и не мог требовать от журналистов личного раскаяния». Если у «Роснефти» есть претензии к высказываниям, можно подать отдельный иск или использовать иные меры защиты, предлагает он.

Партнер Dentons Виктор Наумов говорит, что компенсация должна быть соразмерна негативным последствиям нарушения и только им, иных целей при ее определении быть не может. Мнения, высказанные после завершения процесса и не имеющие отношения к предмету спора, не могут влиять на решение кассационной инстанции, а могут быть рассмотрены в новых судебных делах, заключает он.

В материалах агентства «Руспрес» ранее не раз сообщалось об исках «Роснефти» к СМИ. В частности это касалось размера вознаграждения Игоря Сечина.

****

Сечин попросил правительство защитить «Роснефть» от BP

Президент «Роснефти» Игорь Сечин опасается, что BP соберет блокирующий пакет компании в ходе приватизации 19,5% ее акций. Чтобы этого не произошло, он просит правительство ограничить права покупателей приватизируемых акций.

Покупателей 19,5% акций «Роснефти», которые правительство планирует продать в этом году, обяжут не заключать акционерное соглашение с BP, владеющей 19,5% госкомпании. Об этом рассказали два федеральных чиновника и источник в «Роснефти».

По словам одного из чиновников, президент «Роснефти» Игорь Сечин опасается, что в ходе приватизации BP получит блокирующий пакет в «Роснефти». Поэтому он предлагает правительству не продавать акции на рынке, а найти минимум двух покупателей на 19,5% среди азиатских компаний или фондов. «Условием продаж акций, скорее всего, будет запрет на заключение акционерного соглашения с BP. Решение об этом не принято, но активно обсуждается», — говорит чиновник.

Другой собеседник слышал, что пакет в 19,5% могут разделить на три части и продать трем различным инвесторам из Азии с условием не заключать акционерные соглашения с BP и не перепродавать ей бумаги «Роснефти». Запрет для новых инвесторов заключать акционерное соглашение с британской компанией — «логичный», госкомпания против увеличения доли британцев до блокирующей, добавляет источник в «Роснефти».

Государству сейчас принадлежит 69,5% «Роснефти» через холдинг «Роснефтегаз», из них 19,5% значатся в плане приватизации на 2016 год (еще одна акция у Росимущества). Этот вопрос обсуждался на совещании у президента Владимира Путина 1 февраля, посвященном большой приватизации. Уже 20 февраля первый вице-премьер Игорь Шувалов подписал директиву о подготовке приватизации «Роснефти». А министр экономического развития Алексей Улюкаев в пятницу, 8 апреля, заявил, что подписал и направил в «Роснефтегаз» техзадание по продаже акций госкомпании. Это позволит холдингу заключить контракт с инвестконсультантом (его имя он не назвал), который будет организовывать приватизацию.

Помощник президента Путина и председатель совета директоров «Роснефти» Андрей Белоусов в конце февраля называл основным вариантом приватизации «Роснефти» продажу 19% акций стратегическому инвестору. По его мнению, это позволит получить максимальную премию. На открытом рынке такой объем невозможно разместить из-за больших масштабов, указывал он.

BP «комфортно» с нынешней долей участия в «Роснефти», и компания не намерена ее увеличивать, о чем сообщалось ранее, сказал представитель BP в России Владимир Буянов. Увеличение доли BP в России свыше 20% — «непрактично», заявил гендиректор BP Роберт Дадли в феврале. «Я думаю, что нам стоит оставаться на этом уровне (19,75%. — РБК). […] Это, вероятно, наш лимит», — сказал тогда он (цитата по ТАСС). По его словам, если бы доля BP в «Роснефти» превысила 20%, то она стала бы зависимой стороной, что усложнило бы процесс согласования сделок с «Роснефтью».

Буянов отказался комментировать возможный запрет заключать акционерное соглашение с BP для новых совладельцев «Роснефти». От комментариев отказался и пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев. Представитель Минэкономразвития сказал, что такая «инициатива» в ведомстве не рассматривается. Его коллега из Росимущества отказался от комментариев.

Наложить обременения на продажу бумаг или на заключение акционерных соглашений по итогам приватизации «Роснефти» можно двумя способами — заключить акционерное соглашение с покупателем или указать такой пункт в договоре купли-продажи акций, говорит управляющий партнер юридической компании AST Legal Анатолий Юшин. Но разделение пакета в 19,5% среди нескольких покупателей вместе с запретом на акционерные соглашения с BP может привести к снижению стоимости актива, предупреждает он.

«Роснефть» — стратегический актив для России, поэтому такие ограничения для иностранных инвесторов ожидаемы и не должны сказаться на цене, возражает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук. Аналитик «Открытие Капитала» Артем Кончин также сомневается, что это условие сильно повлияет на стоимость акций «Роснефти»: скорее всего, публично не будут объявлять о запрете на акционерные соглашения, покупателя могут обязать при последующей продаже акций компании сначала их предложить самой «Роснефти» или ее структурам. По его оценкам, от продажи 19,5% этой нефтяной компании государство может выручить до 10 млрд долларов (678 млрд рублей).

8 апреля 19,5% «Роснефти» на Московской бирже стоили 649,5 млрд рублей.

Share This Article

Related News

Валерий Федоров: клоунада социологического пиара или ВЦИОМ на продажу
Геннадий Мусиенко отправил имущество должников в личный Сбер
Как глава BBDO Элла Стюарт и ее супруг шансонье Юра Колыма разводят клиентов

About Author

numberedit

Leave A Reply

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *