Thursday, Dec. 13, 2018

Перевал Дятлова: новые загадки

Автор:

|

20.11.2018

|

В категории:

Перевал Дятлова: новые загадки

Эксперты подтвердили подлинность записки прокурора Темпалова. Зимой 1959 года в горах Северного Урала исчезли девять туристов. Через месяц после начала поисков спасатели нашли разрезанную палатку. А в радиусе полутора километров от нее — пять замерзших тел. Остальных разыскали только в мае. Почти все туристы были полураздеты. У некоторых смертельные травмы. До сих пор не ясно, почему ребята убежали на лютый мороз и на свою погибель.

Известный тюменский писатель Олег Архипов нашел в архивах следователя Коротаева неожиданный документ, претендующий на громкую и скандальную сенсацию по делу о трагедии группы Дятлова. Мы уже писали об этом. Вкратце напомним. Прокурор Ивделя Василий Темпалов оставляет своему подчиненному следователю Владимиру Коротаеву записку следующего содержания:

«Владимир Иванович (подчеркнуто)

Для доклада зам. прокурору РСФСР по уголовному делу по факту смерти туристов я вызван и уезжаю в г. Свердловск на 2 — 3 дня, поэтому прошу тут смотреть и чтобы было все в порядке. Прошу тебя интересоваться за н/судами (народные суды. — Ред.), если пошлют дела на доследование или будут оправданы, опротестуй приговора также в 5-дневный срок. Все дела верные.

Кроме того, по заданию облпрокурора допроси нач-ка лаг отделения Хакимована пос. Вижай по вопросу, говорил ли начальник туристской группы Дятлов (который погиб) о том, что они вернутся в Вижай не 12/II 59 г., а 15/II 59 г.

Это нужно сделать быстрее. Я позвоню тебе из г. Свердловска.

15/II 59 г. (зачеркнуто)16/II 59 г. должен быть вынесен приговор по Реебу (бухгалтер, жертва политических репрессий. — Ред.), поэтому если оправдан или дело послано на доследование, то нужно писать протест обязательно.

С приветом Прок. Темпалов. 15/II 59 г.».

Самое цепляющее в этой записке — дата 15 февраля 1959 года. Туристов тогда даже искать не начинали. Вернуться домой они должны были 16 — 17 февраля.

Поиски начались лишь в 20-х числах февраля, палатку нашли 26 февраля, а первые трупы 27-го. Уголовное дело и вовсе было открыто в день находки палатки.

Выходит, и в прокуратуре Ивделя, и в областной прокуратуре, и в прокуратуре РСФСР знали о гибели группы до ее поисков.

Для подтверждения факта подлинности упомянутой записки и во избежание различных досужих разговоров о «возможной фальсификации» были предприняты шаги для серьезного экспертного анализа документа. Экспертиза была проведена в Екатеринбурге в Уральском региональном центре судебной экспертизы Минюста России (в 1959 году — Свердловская научно-исследовательская криминалистическая лаборатория МЮ РСФСР, где проводили известную экспертизу разрезов палатки).

В центре были проведены почерковедческая и техническая экспертизы. Результаты каждой из них подтверждают подлинность записки. Отмечу самые важные моменты.

«Заключительная часть текста выполнена под влиянием «сбивающего» фактора, который мог быть обусловлен спешным характером действия».

Но это совершенно не значит, что прокурор Василий Темпалов ошибочно нанес на бумагу дату 15 февраля. Я уточнял у эксперта этот момент. Да, Темпалов торопился, но контролировал свои мысли. Как пример, мы видим, что в заключительной части рукописного текста Темпалов зачеркнул первоначальную дату по вынесению приговора Реебу и поставил новую.

15 февраля 1959 года — воскресенье. Прокурор города Ивделя готовится в срочную служебную командировку в Свердловск. Можно предположить, что о ней он узнал накануне и решил дать ценные указания молодому следователю Коротаеву.

И оставил записку в помещении городской прокуратуры, которая находилась в Ивделе на Набережной Медведева. В 1959 году в штате городской прокуратуры помимо прокурора, помощника прокурора и следователя была ещё секретарь-машинистка. Штатной единицы второго следователя не значилось. Он появится лишь в шестидесятых годах. Работы было очень много, нагрузка большая. По огромному Ивдельскому району выезжали на места преступлений. Отмечу, что в 1959 году в Ивдельском районе было более восьмидесяти посёлков.

Как следует из докладной следователя городской прокуратуры мл.юриста Коротаева начальнику Следственного отдела прокуратуры Свердловской области советнику юстиции Лукину С.П. в 1959 году В.И.Коротаев расследовал 72 уголовных дела.
Выводы технической экспертизы однозначны: записка Темпалова — подлинный документ. ФОТО: arkhipovoleg.ru

Выводы технической экспертизы однозначны: записка Темпалова — подлинный документ. ФОТО: arkhipovoleg.ru

Прокурор города Темпалов адресовал записку именно Коротаеву, потому как помощника прокурора А.Ф.Кузьминых могло и не быть на тот период времени в Ивделе. Он вполне мог находиться в отъезде на территории обширного района. А Коротаев был непосредственно в Ивделе. И перед свердловской встречей с заместителем прокурора РСФСР Василий Иванович адресует записку Коротаеву.

Далее обратим своё внимание на результатах технической экспертизы рассматриваемой записки.

«На оборотной стороне исследуемого листа документа участок, расположенный в верхней левой части, подвергался воздействию какого-то вещества, частично растворившего чернила в штрихах текста».

Речь идет о небольшом участке рукописного текста, и чтобы в точности идентифицировать состав вещества, необходимо провести дополнительный анализ. Но это случайный фактор, а прямое не воздействие в целях манипуляции. Если бы автор рукописного текста (Темпалов) был «отмечен» химическим составом, то эти фрагменты были бы на всем документе. В нашем случае — это небольшой участок. Следовательно, вещество могло быть на пальце у человека, держащего документ в любой и в том числе более поздний период.

Главное, что никаких изменений в текст не вносилось, и рукописная записка прокурора Василия Ивановича Темпалова подчистке не подвергалась.

Перед нами — исторический документ, который является подлинным и мотивирует продвигаться и далее в раскрытии истинной причины гибели группы Игоря Дятлова. Подчеркну, что именно в документальном раскрытии, а не в фанатичном отстаивании собственных версий, придуманных событий и фантазий.

И необходимо работать не только в государственных архивах, но и находиться в поиске частных архивных кладовых. И они могут внести новые, неизвестные штрихи в понимание трагических событий февраля 1959 года. Яркий пример тому – архив Коротаева за ивдельский период, в котором и находилась рукописная записка прокурора Темпалова. Ещё раз повторюсь, что нам совершенно не известно содержание материалов дела оперативного сопровождения, которое вело РУ КГБ СССР по Свердловской области. Но самое главное, очень хотелось бы взглянуть на материалы дела, в рамках коего прокурор Темпалов и в срочном порядке отправился в Свердловск. И этим расследованием занимались органы прокуратуры.

В материалах уголовного дела (без номера) нет ни одного постановления о проведении судебно-медицинских экспертиз. Хотя из имеющихся у меня в наличии документов из архива Коротаева — таковые по совершенно разным уголовным делам выносились. Это была лишь часть повседневной следственной практики. Но каждый акт исследования трупов погибших туристов начинается с указаний данных постановлений – от 3 марта, 7 марта и 7 мая.

Совершенно не известно, проводилась ли судебно-химическая экспертиза по последней, найденной в мае «четвёрке» погибших туристов. Давление на судмедэкспертов Бориса Возрождённого и Георгия Ганца однозначно оказывалось. Возрождённый не делает детализированного описания переломов рёбер у Дубининой и Золотарёва, Ганц – поверхностное и «трафаретное» гистологическое исследование по последней четвёрке. И, скорее всего, после проведения экспертизы по первой пятёрке Георгий Владимирович делает определённые выводы. Вряд ли начальник СОБСМЭ профессор П.В.Устинов принял подобный результат, как гистология по последней «четвёрке».

И один очень важный момент касается непосредственно прокурора Темпалова. По известному уголовному делу Василий Темпалов был допрошен в качестве свидетеля 18 апреля 1959 года (л.д.309-312). И согласно законоположению УПК после этого должен был «выбыть» из числа лиц, производящих расследование этого дела. Это законоположение было отражено в ст.122 УПК РСФСР 1923 г., которая отсылает к основаниям, исключающих участие в деле следователя, если тот принимал участие в этом деле в качестве свидетеля (ст.43, 45). Невыполнение этого требования — серьезное нарушение, влекущее далеко идущие последствия. И это известный юридический нюанс.

При этом 6 мая 1959 года Василий Иванович Темпалов проводит на местности осмотр обнаруженных трупов (последняя четвёрка) и составляет протокол. Любопытно, но подобное нарушение требований УПК остается «незамеченным» (и безнаказанным), несмотря на то, что дело побывало в прокуратуре РСФСР и Прокуратуре СССР. Или в рамках другого дела прокурору Ивделя ничего не мешало принять участие в данной процедуре?

В ходе настоящего повествования мы уже упоминали участие Свердловской научно-исследовательской лаборатории в расследовании 1959 года. Но и в этом аспекте присутствует один любопытный штрих.

Подтверждение тому, что палатка до поступления в Свердловскую НИКЛ где-то исследовалась, можно найти также и в материалах «УД без номера». В нем имеется копия заключения членов маршрутно-квалификационной комиссии Президиума Всесоюзной секции туризма Бардина и Шулешко, принимавших участие в поисковых работах. В указанном заключении имеются следующие строки: «По заключению экспертов палатка была вспорота изнутри ножом несколькими ударами» (л.д. 35).

Но следует отметить, что данное заключение было подготовлено в марте месяце, а экспертное исследование палатки было поручено эксперту Чуркиной лишь 3 апреля 1959 года.

Через серьёзный анализ «УД без номера» явно просматривается вывод о том, что существовало ещё одно Дело. В рамках которого и проводились многие процессуальные действия, о которым мы не имеем пока никаких сведений. Подчеркну, что пока не имеем…

Ознакомиться со всеми документами, упомянутыми в материале, можно здесь.

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

А может быть, прокурор Темпалов ошибся?

В трагической истории перевала Дятлова с датами полная неразбериха. На обложке уголовного дела отмечено, что оно было начато 6 февраля 1959 года. Среди его документов есть милицейский протокол, также датированный 6 февраля. Капитан Чудинов допрашивает начальника части связи Вижайского лесоотделения Попова — видел ли тот туристов и какая была в тех краях погода. Постановление о возбуждении дела было вынесено намного позже — 26 февраля того же года. До недавних пор считалось, что дата 6 февраля была проставлена ошибочно. Описался прокурор Иванов — с кем не бывает. Но найденная писателем Олегом Архиповым записка заставляет нас по-новому взглянуть и на обложку дела, и на тот протокол допроса.

В своей записке Темпалов четко указывает дату — 15 февраля 1959 года. И получается полный абсурд — прокурор знал, что группа погибла, за неделю до того, как начались официальные поиски.

Есть мнение, что Темпалов все-таки ошибся. В спешке писал указания и черкнул не ту дату. На эту же мысль наводит нас и «сбивающий» фактор, о котором написано в экспертизе. Прокурор очень торопился, и, написав сначала о контрольном сроке возвращения группы — 15 февраля 1959 года, он автоматически ставит такую же дату дважды в конце записки.

Установить истинную дату написания документа — февраль или апрель (а по материалам уголовного дела известно, что Темпалова вызывали в Свердловск в апреле) — нам поможет только упомянутый Темпаловым бухгалтер Рееб Адам Иванович (родился в 1907 году. Впервые был осужден на 10 лет в 1945 году. — Ред.). Мы надеемся с помощью наших читателей найти родственников Рееба и узнать от них, когда и за что был осужден Адам Иванович.

Поделится статьей

Также интересно

Племянница Александра Ткачева не удержала в руках трубы
Бандиты захватили ОАО Вента в Нижней Туре: что станет с рабочими и заводом?
Коррупционный хомут Росгосцирка

Об авторе

numberedit

Оставьте отзыв

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *